10.06.2016

Кто делает дополненную реальность в России: LiveMap

Мы идем с Андреем Артищевым по внутреннему двору Московского кабельного завода. 

Я вот здесь размещаюсь, на кабельном заводе. Расскажи в статье о стартапере, который тратит деньги не на офисы в «Москва-Сити», а на разработку. Экономит на всем!» — рассуждает Андрей. 

Заходим в офис со слегка обшарпанными диванами и пустыми столами. Артищев работает тут один. Еще два инженера из российской части команды — в Зеленограде и в Санкт-Петербурге. 


Визор и оптическая часть шлема Livemap

Аккуратно, чтобы ничего не сломать, Андрей достает две части прототипа LiveMap, скрепляет их и водружает мне на голову. Не могу сказать, что я почувствовала себя Тони Старком.

Размер шлема — XL, он не держится крепко на голове, и изображение дрожит. «Мы старались сделать универсальный прототип под любую голову, потому что средств хватало только на один вариант». Все-таки удается зафиксировать шлем, и я вижу изображение (оранжевую и зеленые стрелки) где-то над диваном передо мной. Изображение четкое, крупное, и на нем не нужно фокусировать взгляд отдельно. 

Изображение находится примерно в двух метрах от меня. Андрей сообщил, что фокусное расстояние будет увеличено в следующей версии шлема — до 4 метров. «Это средняя дистанция между автомобилем и мотоциклом во время движения в трафике». 


Дополненная реальность в шлеме LiveMap

— Размывается. 

— Ну это же прототип. Размер зрачка будет больше. Сейчас 7,5 мм, а в серийной версии будет 11 мм. Вообще, я не стремлюсь сделать сразу идеальное устройство без промежуточных прототипов. 

— Изображение растягивается по шлему, кривое. 

— Это дисторсия. Будет исправлено в серийной версии. Сейчас шлем — выпуклый. Изображение потом с помощью ПО будет делаться вогнутым, чтобы обратно ложиться на дисплей и ложиться перед глазами ровно.



Свет проецируется только на один глаз, чтобы изображение не двоилось.


— Google вложил в очки 100 миллионов долларов, а я вот всего за миллион долларов вот такое сделал. Свои деньги вложил. У меня ни квартиры, ни машины, ничего нет. Все в проекте. 

Восемь лет назад Андрей Артищев занимался интеграцией аудио- и видеоплагинов в крупные сайты в компании Spirit DSP. В 2008 году попал на конференцию iCamp, организованную Дмитрием Песковым (ныне директор направления «Молодые профессионалы» в АСИ). Там Андрей впервые услышал о том, что такое дополненная реальность. Один из ее примеров — авиационные шлемы для военных летчиков. Артищев в тот же день решил, что дополненную реальность уже создали для себя мотоциклисты и захотел испытать такой шлем. Когда он узнал, что VR-мотошлемов нет, решил создать сам. 

Потом было несколько грантов от государства — от Фонда содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере (известный как Фонд Бортника), от Департамента промышленности города Москвы, от Фонда «Сколково». Государство не дает деньги без частного со-финансирования, так что суммы, равные грантам, Андрей вкладывал сам. 

Отчаявшись поднять деньги от инвесторов, Артищев вложил 500 тысяч рублей в разработку гаджета «Мастер осанки» — проект более-менее взлетел, доходы с «Мастера» позволили держать команду LiveMap на плаву. Но без кредитов не обошлось: всего Артищев набрал кредитов на 8 млн рублей.

Артищев вложил в проект полтора миллиона долларов, из которых 500 тысяч долларов — от государства. Треть — прибыль от проекта «Мастер осанки», треть — кредитные деньги. 

Самым сложным в проекте было найти хороших оптиков. С Михаилом Ганом, доктором наук ГОИ имени Вавилова, Артищев познакомился в 2010 году. Совместно с Ганом удалось спроектировать и изготовить первую версию оптической начинки шлема. Однако в 2013 году Ган, ключевой разработчик, скончался от инсульта. 

Андрей стал обзванивать все фирмы, которые могли бы работать с оптикой. Ответили в МГТУ им. Баумана — и вы знаете, чем это закончилось. Впихнув Артищеву неработающие технологии и обманом вытащив акты сдачи-приемки, Бауманка подала на Андрея в суд и проиграла. 

Пока шел суд, Андрею пришлось уволить большую часть команды, состоявшую в то время из программистов, потому что нечем было платить по счетам, да и непонятно было, как дальше делать проект без оптической части. 

В 2013 году попытался выйти на краудфандинг, однако неудачно: бэкеры пожертвовали проекту только 9 тысяч долларов из ожидаемых 150 тысяч. 

«Я понял, что на краудфандинге никого не интересует спонсирование реальной работы. Никто не хочет быть «соучастником» процесса. Все хотят готовый продукт, как в магазине, желательно через 1-2 месяца. Если ты рассказываешь, что занимаешься прототипом и в ближайшее время ничего не будет, то все ставят лайки, но не финансируют. Ты становишься пред выбором: врать и обещать сказки, либо говорить правду» - говорит Артищев.

В 2014 году Артищев узнал о федеральной программе «Исследования и разработки 2014-2020», подал заявку на конкурс субсидий и, к своему удивлению, со второй попытки смог выиграть 15 млн рублей. 

Оптику для второй версии шлема разработали по заказу и под руководством Артищева американские и японские компании, названия которых он отказывается раскрывать. 

«Такая информация стоит колоссальных денег. Найти эти компании было долгим и кропотливым трудом. Я потратил 8 лет жизни и миллион долларов на перебор разных разработчиков и производителей. Иногда мне пишут: мы начинаем делать стартап в сфере дополненной реальности, поделись контактами. С чего это я должен всем раскрывать названия и фамилии? Открываешь Google, вводишь "Производитель оптики", звонишь одному, потом другому. Мои знания и связи — это и есть капитализация моей компании».

Артищев называет себя ведущим инженером LiveMap, так как сам руководит разработкой. 

Этот прототип обошелся Андрею в $300 тысяч. Помог Фонд содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере грантом на

3 млн рублей. Еще 7 миллионов рублей получил от Минобрнауки в качестве первой части по выигранному конкурсу на 15 млн. Оставшиеся деньги вложил из доходов с «Мастера осанки». 

Для выведения продукта на рынок нужно еще 10 миллионов долларов. «Производство, склад, логистика, маркетинг — на все это нужны деньги». Плюс в каждой стране, где будут продажи, необходимо получить сертификат соответствия стандартам безопасности. Один такой сертификат в одной стране обойдется в 50 тысяч долларов. 

Привлечь инвестиции Артищев планирует в США и надеется, что видео и статьи со шлемом помогут ему это сделать. Анонс первого прототипа освещался на Mashable, TechCrunch и Gizmodo. В этот раз Артищев вставляет в видео мигающую надпись «Разыскивается инвестор».

До выпуска первой серийной партии нужно разработать еще минимум три прототипа — с усовершенствованной оптикой, пригодной для серийного производства, со встроенные процессором, с промышленным дизайном. Каждый прототип обойдется примерно в те же 300 тысяч долларов или более.

Себестоимость сборки одного устройства Артищев не раскрывает. Производиться шлем будет в Азии: Японии, Китае и Тайване. Все детали на разных заводах. «Предварительные договоренности есть», — говорит Артищев, но не раскрывает названия фабрик. 

Андрей планируется запустить продажи сначала в США, потом — в Англии и Австралии, затем в Западной Европе и России, а затем в Японии и Тайланде. 

Серийная версия будет представлена в начале 2017 года на CES (Consumer Electronics Show) или Mobile World Congress. 

Старт продаж запланирован на следующее лето. Предзаказать шлем сейчас можно за $1500. В рознице он будет продаваться по $2000. Предзаказы ждут 30 человек.

Источник: Rusbase


Вас также заинтересует: